Skip to content
Разделы

Поиск

Generic selectors
Exact matches only
Поиск в заголовках статей
Поиск в теле статей
Post Type Selectors
Оглавление
< Назад

Сложные и хаотические элементы фреймворка Cynefin

В статье «Упорядоченные и не упорядоченные элементы фреймворка Cynefin» мы рассказали об упорядоченных и не упорядоченных элементах ситуации.  Прежде всего, отметим, что термин «не упорядоченные» (un-order) – ни в коем случае нельзя трактовать, как принципиально не познаваемые элементы, которые никак невозможно упорядочить. Приставка «не» здесь говорит лишь о том, что порядок сейчас не наблюдается. Какое-то знание у нас, несомненно, есть, однако мы ему не доверяем, или оно недостаточно. Однако, это может быть временно скрытый от нас порядок. Да, сейчас мы не можем логически упорядочить такие элементы ситуации, но возможно, какой-то порядок все-таки есть. А возможно и нет, точно сказать сейчас нельзя. Сноуден замечает:

Здесь мы намеренно используем префикс «un», не в своем стандартном смысле как «противоположность», но в менее распространенном варианте, для передачи парадокса, описывая две вещи, которые различаются, но с другой точки зрения одинаковы.

Таким образом, по мысли Сноудена, «не» подчеркивает, что есть порядок, который не создан нами целенаправленно, это не наш порядок, а какой-то другой.

Для дальнейшего рассказа важную роль играет понятие «паттерн», поэтому обсудим его подробнее.

Понятие «паттерна»

Идею паттернов предложил Кристофер Александер с соавторами, в качестве «языка» проектирования городской среды. Единицы этого языка — паттерны или шаблоны — это ответ на комплекс архитектурных вопросов (какой высоты сделать окна, сколько этажей должно быть в здании, какую площадь в микрорайоне отвести под деревья и газоны и т.д.) [Alexander, Ishikawa, Silverstein, 1977]. С тех пор понятие «паттерн» использовали в разных областях знаниях и с различными оттенками смысла, но всегда с акцентом на его «динамической» и «вероятностной» природе. Мы опираемся на психологическое понимание паттерна:

Паттерн — это набор стереотипных поведенческих реакций, последовательностей действий и состояний, которые возникают у человека или группы людей в ответ на то или иное событие или изменение.

Психологическая трактовка термина «паттерн» предполагает не только то, что мы формируем наш опыт в виде паттернов, но и через них понимаем реальность. Мы не просто активно создаем различные паттерны, но постоянно используем их, чтобы упорядочить мир и осмыслить вещи в сложных ситуациях.

… все, что мы воспринимаем, организовано в паттерны, за что мы, воспринимающие, несем большую ответственность. … Как воспринимающие, мы выбираем из всех стимулов, которые льются на наши чувства, только те, которые интересуют нас, и эти наши интересы управляются склонностью к созданию паттернов … В хаосе меняющихся впечатлений, каждый из нас строит стабильный мир, в котором объекты имеют узнаваемые формы, определены в пространстве и постоянны. .... Это придает нам уверенность [Douglas, 1966].

Наше понимание – это не только то, что «видят» наши органы чувств, но некоторая нетривиальная комбинация первичных цвето- и звукоформ и особых структур восприятия мира, сформированных ранее на основе прошлого опыта. Одно из название этих структур – паттерны или подсознательные шаблоны (другое – архетипы восприятия). Именно через этот фильтр проходят первичные цвето- и звукоформы, в итоге формируя образы на уровне нашего подсознания.  

Отметим, что такое понимание роли паттернов полностью коррелирует с одним из ответвлений теории сложных систем – аутопоэзисом. Создатели этой теории Умберто Матурана и Франсиско Варела пишут:

… к феномену познания нельзя подходить так, будто во внешнем мире существуют некоторые «факты» или объекты, которые мы постигаем и храним в голове. Полученные из опыта данные о мире особым образом утверждаются структурой человека, в результате чего мы получаем представление о «вещи» и возможность описать ее…. Этот замкнутый круг, эта взаимосвязь между действием и опытом, эта нераздельность конкретного способа существования и того, каким мир предстает перед нами, свидетельствует, что каждый акт познания рождает некий мир. [Матурана, Варела, 2019]

Заметим, что понимание влияния паттернов восприятия наши образы ситуации, имеет серьезные последствия для управления, проведения изменений и других областей деятельности. Одно из наиболее значимых возможных следствий – отход от прямой трактовки проведения людей. Например, логично предположить, что противодействие сотрудников новой инициативе является преднамеренным и обдуманным. Однако, это может быть лишь наш паттерн восприятия. С тем же правом сопротивление может быть и спонтанным результатом взаимодействия сотрудников.

Логика разделения на сложные и хаотические ситуации

Дэйв Сноуден предлагает опереться на механизм работы паттернов и использовать в явном виде для лучшего понимания сложной ситуации. Не упорядоченные элементы управленческих ситуаций он предлагает разделить на два типа по критерию: выделяются ли устойчивые паттерны поведения системы или не выделяются. И здесь возможны два типа управленческих ситуаций.

  1. Видны некоторые паттерны поведения элементов управленческой ситуации и закономерности изменения ситуации в целом. Наш опыт позволяет что-то увидеть, хотя его недостаточно для понимания ситуации (это же неупорядоченная ситуация). Значит, ситуацию и ее элементы можно наблюдать, изучать и постараться выявить, те паттерны и закономерности, которые нам полезны. Такие элементы управленческих ситуаций названы «сложными».
  2. Не видны ни паттерны поведения элементов управленческой ситуации, ни закономерности изменения ситуации в целом. У нас либо не опыта, который позволил бы увидеть что-либо стабильное, который бы нам подсказал какие-то паттерны, либо, ситуация беспорядочно меняется, реакция системы все время разная, и мы не успеваем выявить какие-либо паттерны. Такие элементы управленческих ситуаций Сноуден назвал «хаотичными».

Критерий разделения не упорядоченных управленческих ситуаций можно переформулировать в терминах знания и опыта: есть ли у нас уверенность или ощущение, что мы сможем получить необходимое нам знание, что мы сможем исследовать новую ситуацию и ее элементы и, со временем, изучить их в достаточной для практического применения степени, или такой уверенности нет и познание невозможно? Переформулированный таким образом вопрос гораздо удобнее на практике, чем вопрос о паттернах.

Разделение на сложные и хаотические элементы ситуации

Природа сложных и хаотичных элементов управленческих ситуаций весьма различна. Для сложного домена его «не упорядоченность» – это не отсутствие порядка, а иной порядок, который мы пока не видим, но который может быть вполне закономерен. А если так, то мы должны постараться найти, открыть это новый порядок. Сложный элемент управленческой ситуации нужно исследовать, перед тем, как предпринимать какие-то управляющие воздействия. Почему это возможно? Потому, что мы видим формирование паттернов поведения системы (пусть пока и непредсказуемых), и мы можем их узнать, обнаружить опираясь на свои наблюдения.

Хаотичный элемент управленческой ситуации бессмысленно исследовать – мы не видим паттернов поведения системы. Значит нужно сначала стабилизировать этот элемент, хоть немного упорядочить и прекратить его беспорядочное изменение, чтобы смогли проявиться какие-либо паттерны поведения и можно было проследить за ними.

Насколько глубоко это различие?

Таким образом, мы разделили элементы ситуации на три различных вида – упорядоченный, сложный и хаотический. Встает вопрос, насколько существенно и глубоко это различие? Ведь критерий видимости паттернов, на основе которого Сноуден предлагает разделить сложные и хаотические ситуации, очень субъективен. Можно ли на такой шаткой основе разделять что-то?

Субъективность понятий «сложное» и «хаотическое». Мы уверены, что субъективность неустранима и внутренне присуща подобного рода решениям. Как бы мы ни стремились достичь объективности, понятия хаотического и сложного элемента ситуаций остаются относительными и субъективными – различные группы могут по-разному оценивать одну и ту же управленческую ситуацию, и тот элемент, который для одной группы представляется как полный хаос, для другой вполне может представляться сложным. И в реальной жизни такое различие взглядов и оценок совершенно нормально и привычно.

Подобную же субъективность Сноуден заложил и в саму ткань фреймворка Cynefin, видение ситуации, построенное с помощью него всегда субъективно. Ведь отнесение элементов ситуации к сложным или хаотическим (равно как и к другим) – это не абсолютная истина, а лишь субъективное восприятие группы, которая работает над этой ситуацией, их коллективное согласованное решение. С этой точки зрения критерий видимости паттернов поведения – это всего лишь практически удобный способ различения элементов ситуаций.

Онтологичность понятия «сложное». Однако, Сноуден прошел дальше и трактовал предложенный критерий как онтологический, то есть отражающий реальную природу вещей. Главная причина – опора на теорию сложных систем и учет их особенных свойств. Название «сложные» явно намекает на теорию сложности и это отнюдь не случайно. Элементы ситуации, которые можно наблюдать, изучать и постараться выявить паттерны и закономерности ее поведения, Сноуден отождествил со сложными системами. Это логично, если мы вспомним, что именно сложные системы способны к самоорганизации и именно это мы и воспринимаем как паттерны ее поведения, хоти и не понимаем, как они возникают. Сноуден признавался:

Cynefin появился только тогда, когда я начал использовать теорию сложных адаптивных систем [Snowden, 2010]. 

Уже в первой статье, посвященной фреймворку Cynefin, он описывает сложный домен именно как сложную систему:

Опасно путать сложную систему с хаотичной, но многие авторы этим грешат. В сложном домене мы можем проанализировать [существующую] модель, разрушить ее, усилить и заложить предпосылки к появлению новой модели. Мы позволяем взаимодействующим лицам создавать связи и значения. В хаотическом домене появление таких моделей невозможно, если только мы не вмешаемся и не навяжем их. Они не возникнут путем взаимодействия агентов [Kurtz, Snowden 2003].

Сложные системы – это особенный класс систем со своими уникальными свойствами, и требующий специального мышления «в сложности». Именно опора фреймворка Cynefin на теорию сложности дает основание считать элементы и ситуации сложного домена глубоко отличными от других.

Предыдущая Фреймворк Cynefin: быстрое введение
Следующая Пограничная (liminal) версия фреймворка Cynefin

Designed using Dispatch Premium. Powered by WordPress.