Skip to content
Разделы

Поиск

Generic selectors
Exact matches only
Поиск в заголовках статей
Поиск в теле статей
Post Type Selectors
Оглавление
< Назад

Истоки и история рождения фреймворка Cynefin

Проблемы передачи и создания знаний

Дейв Сноуден
Полезно немного окунуться в историю, которая берет начало в ряде исследовательских программ IBM. Середина 90-е годов прошлого века – это время, когда всем стало понятно, что знания могут стать основой серьезного конкурентного преимущества. Активно включилась в «знаниевую» гонку и IBM. В 1998 году консорциумом коммерческих и общественных организаций в IBM был создан Институт управления знаниями (Institute for Knowledge Management), который проводил исследования по управленческим и организационным проблемам создания и передачи знаний. Дэйв Сноуден (Dave Snowden), в то время еще никому не известный, работал в IBM и изучал процессы передачи знаний, пытаясь понять, за счет чего неформальные сети и поддерживающие их технологии, позволяют передавать неочевидные знания быстрее, чем формальные системы управления знаниями. Столкнувшись с непонятными феноменами, он сформулировал шесть эмпирических принципов, которые проявляются при работе со знаниями [Snowden 2002].
  1. Знания создаются, передаются и перенимаются только в добровольном порядке, они не могут быть мобилизованы. Действительно, знания нельзя навязать и нельзя гарантировать использование сотрудником своих знаний при выполнении некоторой работы. Он может сделать это только добровольно. И никогда не будет доподлинно известно, использует ли сотрудник свои собственные знания сейчас, при выполнении конкретной работы, или нет. Можно только в ретроспективе, задним числом увидеть, что использованные им при выполнении какой-либо деятельности знания совпали с нашими ожиданиями или требованиями к функции и процессу. Добровольность использования знаний требует соответствующих инструментов управления.
  2. Неявные знания превышают явные. Мы всегда знаем больше, чем можем высказать, и всегда можем сказать больше, чем записать. Природа знаний такова, что человек всегда знает или способен знать больше, чем он имеет время или когнитивные возможности высказать. То, что я обдумывал две недели, можно сказать и за пять минут, а можно и вообще не суметь выразить словами. Процесс высказывания мысли или записи какой-то информации – это сложное явление, которое включает как добавление, так и изъятие знаний из конкретного опыта или первоначальной мысли. Запись знаний в какой-либо системе символов очень ценна, но требует затрат времени и сопровождается потерями смыслов и контроля над последующим использованием знания.
  3. Знания зависят от контекста. Мы не можем провести инвентаризацию собственных знаний, в каждый конкретный момент мы знаем только то, что знаем в этот момент. Человеческие знания в большой степени зависят от конкретной ситуации, в которой требуется их использование, определенные обстоятельства запускают механизм вызова необходимых знаний. Чтобы понять, что знает человек, требуется воссоздать контекст, чтобы извлечь знания. С этой целью мы задаем необходимые вопросы или воссоздаем ситуацию, чтобы дать возможность человеку использовать имеющиеся у него знания. В каждый конкретный момент мы не знаем, что мы знаем. Просто спросить, что человек знает, означает задать бессмысленный вопрос в бессмысленном контексте.
  4. Знания проявляются сами собой. В реальной ситуации необходимые нам знания нередко проявляются сами, оказывается, эти знания у нас есть. Наши знания сами управляют своим проявлением, мы мало влияем на это процесс.
  5. Создание новых знаний и передача существующих идут разными путями. Путь, которым мы познаем действительность, не совпадает с путем, которым мы передаем свои знания другим. Хотя сами знания могут быть практически одними и теми же, познание зависит от того, являются ли они абсолютно новыми или нет. Способ создания знаний и способ их передачи другим совсем разные. Нередко знания рождаются интуитивным способом и их крайне сложно невозможно отделить от их создателя.
  6. Знания зависят от эмоций, которыми сопровождается их получение. Допущенные ошибки учат нас больше, чем успех. В одной ситуации, например, при провале проекта мы получаем большие знаний, а в другой – успешном выполнении такого же проекта – меньшие.
Эти эмпирические принципы работы со знаниями невозможно объяснить, находясь в рамках наиболее популярных на тот момент концепций и моделей знаний, включая дуалистическую концепцию SECI Икуджиро Нонаки (явное и неявное знание). Они показывают, что знания – совсем непохожи на материальные активы, далеко не объективны, очень часто даже явные знания сложным образом зависят от их носителя (субъекта), ситуации, в которой он находится, решаемой задачи, а также эмоционального фона при их создании и передаче, знания способны управлять нами, и проявляют свойства самоорганизации. Внимательный читатель заметит сходство этих эмпирических принципов со свойствами сложных систем. И это действительно так, как мы скоро увидим, фреймворк Cynefin глубоко связан с теорией сложных систем. Приведенные эвристические принципы естественным образом подводят нас к тому, что принципиально ошибочно отделять сами знания от процесса их создания и получения. Упрощая модель таким образом, мы «выплескиваем вместе с водой ребенка». Однако, при этом, в целом ряде случаев, знания можно рассматривать как актив и это не приводит к большим ошибкам. И эти две, столь разные точки зрения, Дэйв Сноуден примирил через аналогичный  парадокс [Snowden 2002]:
Философы уже давно используют парадокс в качестве средства для создания новых знаний и понимания. А физикам, выросшим в эпоху Ньютона, пришлось признать, что электроны парадоксальным образом являются одновременно и волнами, и частицами: если вам нужны волны, вы видите в электронах волны, если нужны частицы, вы видите в них частицы. Так и понимание знания парадоксальным образом представляет собой одновременно и предмет, и поток.
Именно эта ситуация послужила отправной точкой для рождения фреймворк Cynefin, и этот наш небольшой исторический экскурс показывает нам важные его истоки:
  • принципиальную важность контекста для рождения или получения знания о ситуации;
  • знание – это парадоксальная сущность, о которой можно говорить и как о предмете, и как о потоке.
Дэйв Сноуден писал, что в тот момент ему очень помогла модель I-Spase Макса Бойсота (Max Boisot), предназначенная для описания рождения и передачи знаний [Boisot, 1999]. Он начал использовать эту модель, потом начал модифицировать ее и это, в конечном счете, привело к созданию фреймворка Cynefin.
Модель I-Spase Макса Бойсота (1998 год).

Первая версия фреймворка Cynefin

Первая версия фреймворка Cynefin, сейчас практически неизвестная, описывала условия и ситуации, при которых происходит рождение и передача тех или иных типов знаний [Snowden 2010]. Контекст или ситуацию рождения и передачи знания Сноуден предложил описать в двух ключевых измерениях:
  • уровень абстракции передаваемого или порождаемого знания – общеизвестные (открытые) или экспертные (закрытые), передаваемые на определенном уровне абстракции, знания;
  • культура передачи и рождения знаний – преимущественно тренинговая, когда знания передаются от преподавателя к ученику и роль последнего достаточно пассивна, или преимущественно изучающей, когда ученик активен, сам изучает и приходит к новым знаниям.
Заметим, что последнее, неявно подразумевало учет культурного контекста – передаются или рождаются знания о внутренних феноменах культуры (сфера разума, ценности и смыслы) или о внешних феноменах (предметы, инструменты и действия). Именно в результате пересечения этих двух измерений и появились четыре основных домена фреймворка Cynefin. Однако, домены описывали контекст передачи знаний и назывались «Бюрократически структурированный», «Профессиональный и логический», «Неформальный и независимый» и «Неизведанный и инновационный».
Первая версия фреймворка Cynefin, описывающая условия и ситуации, при которых происходит рождение и передача тех или иных типов знаний (1999 год).

Слово Cynefin

Cynefin – это слово валлийского языка, обозначающее место, где возникли наши многочисленные привязанности, а также ощущение, что у всех нас вместе и у каждого в отдельности есть множество корней – культурных, религиозных, географических, этнических и т. д. Название Cynefin впервые появилось в 1999 году. Дейв Сноуден так комментирует название фреймворка [Kurtz, Snowden 2003]:
Никогда нельзя с уверенностью сказать, какова природа этих привязанностей, но они серьезным образом влияют на нас. Название [фреймворка] это напоминание, что любое человеческое взаимодействие подвергается сильному влиянию и зачастую определяется паттернами нашего предыдущего опыта – как личного, так и коллективного.

Вторая версия фреймворка Cynefin

Найденный подход оказался удачным и первую версию фреймворка Cynefin применяли не только для управления знаниями, но и стратегического планирования, управления инновациями и коммуникациями. Это дало Сноудену основание полагать, что зарождающаяся модель – это что-то большее, чем только модель передачи знания и обучения. Именно в это время, в ходе обкатки предварительной версии фреймворка, произошел переход к более широкому его пониманию. Сноуден признавался, что пришло «…осознание того, что я говорю о природе систем (то есть онтологии), а не просто о модели для понимания потоков знаний, и что модель имеет более общий характер». Однако, язык фреймворка в то время был ориентирован на управление знаниями, и плохо подходил для использования в других областях. Довольно быстро Дэйв Сноуден модифицировал фреймворк:
  • сохранил четыре домена, но кардинально изменил понимание их природы и их названия;
  • переосмыслил логику их разделения;
  • ввел пятый, средний домен, назвав его Disordered.
Но самое главное новшество, которое оказало сильнейшее влияние на все дальнейшее развитие фреймворка – он начал опираться на теорию сложных систем. Сноуден писал [Snowden 2010]:
… это был эволюционный путь, который привел от модели [I-Space] к Cynefin, но фреймворк Cynefin возник только тогда, когда я начал использовать теорию сложных адаптивных систем.
Также необходимо отметить, что существенный вклад в фреймвок Cynefin внесла Синтия Курц (Cynthia Kurtz) с ее моделью тэтраэдра. Таким образом, в 2000 году появился вторая версия фремворка Cynefin, нацеленный уже на понимание и осмысление широкого спектра систем и ситуаций [Snowden 2000]. Именно его стоит считать первым полноценным вариантом фреймворка Cynefin. Эта вторая версия фремворка Cynefin получила первое, хотя и ограниченное признание. Первые публикации о фреймворке Cynefin относятся к самому началу века [Snowden 2002] и [Kurtz, Snowden 2003]. Одну из оценок того времени хочется процитировать: «Ну, это объясняет пятьдесят лет неудач в американской внешней политике» (Джон Пойндекстер, советник по национальной безопасности в годы президентства Рональда Рейгана).
Вторая версия фреймворка Cynefin для понимания и осмысления широкого спектра систем и ситуаций (2000 год).
Фреймворк Cynefin – это постоянно эволюционирующий подход. На протяжении 20 лет, прошедших с момента рождения фреймворка Cynefin Дейв Сноуден не прекращал совершенствовать его. По его собственным словам, он никогда не воспринимал его как окончательно завершенный. Несколько раз менялось название доменов, уточнялась роль границ между ними, возникала новые схемы динамики. В 2015 году произошло существенное обновление фрейморка – появились пороговые (liminal) домены и изменилось понимание центрального домена. И развитие продолжается.

«Войны знаний» в IBM

В 2000 году Дэйв Сноуден присоединился к IBM Institute for Knowledge Management и стал директором его Европейского отделения. В 2002 году IBM объединила ряд своих исследовательских проектов, включая Institute for Knowledge Management, в «Институт бизнес-ценности» (Institute for Business Value). Дэйв Сноуден возглавил «Cynefin-центр организационной сложности» (IBM Cynefin Centre for Organisational Complexity) в рамках этого института, изучавший приложение теории сложных систем к развитию организаций. При этом он продолжал совершенствовать фреймворк. Однако, не все шло гладко, позже Сноуден назвал эти годы «войнами знаний». Помимо важнейшего опыта использования фреймворка, там были и нечестный начальник,и  бюрократический маразм IBM и обвинение в политически некорректном поведении по отношению к компании за доклад о Cynefin на конференции по менеджменту [Snowden 2010]. В результате в 2004 году ушел из IBM и годом позже основал собственную компанию Cognitive Edge.

Литература

  1. Boisot. Knowledge Assets: Securing Competitive Advantage in the Information Economy, Oxford University Press, 1999.
  2. Snowden. “Strategies for Common Sense-Making in Innovation: Enabling Emergence at the Edge of Chaos PARTS I — III.” Journal of Strategy and Scenario Planning, Vol. 2. Issue 3. October 2000.
  3. Snowden. Complex Acts of Knowing: paradox and descriptive self-awareness. Journal of Knowledge Management Vol. 6, No 2, 2002.
  4. Kurtz, D. Snowden. The new dynamics of strategy: Sense-making in a complex and complicated world. IBM Systems Journal, Vol. 42, No 3, 2003.
  5. D Snowden. The Origins of Cynefin. Cognitive Edge, 2010.
Предыдущая Пограничная (liminal) версия фреймворка Cynefin
Следующая Упорядоченные и не упорядоченные элементы фреймворка Cynefin

Designed using Dispatch Premium. Powered by WordPress.